Тайны нашего детства

Тайны нашего детства

Любили ли вы сказки в детстве? Я очень))

Отец обучил меня рано грамоте. В три годика я самостоятельно читала русские народные сказки. Родители рассказывали, что когда вслух произносила название вывесок на магазинах, крутя от любопытства головой в разные стороны, прохожие не верили моей детской образованности и cчитали, что все названия бедный ребенок заучил как стихотворение.

Позже я увлеклась сказками народов мира. На смену им пришли восточные сказки, которые завораживали меня своей волшебной красотой и уносили в мир «Тысячи и одной ночи». Потом я познакомилась с Гофманом, который стал моим первооткрывателем жутких, неодолимых бездн в человеческой душе. Романтические воздушные замки возводились и тут же рушились. Читая «Щелкунчика», «Эликсир сатаны» или «Крошку Цахеса, по прозванию Циннобер» погружалась в атмосферу брожения и разброда, которые отзывались моей подростковой душе.

Но, удивительно, отдельно от всех прочитанных мной сказок, стояла «Козетта» — отрывок из романа “Oтверженные” французского писателя Виктора Гюго. Эта сказка не была моей любимой, но как-то особенно наполняла меня детской трогательностью и печалями маленькой несчастной девочки. В ее жизни не было место радости и она жила, cмирившись, со своей участью. И только красивая кукла, которая стояла в витрине лавки, делала Козетту немного счастливее.

«В первом ряду, на самом видном месте,
торговец поместил огромную куклу, наряженную в розовое креповое платье, с золотыми колосьями на голове, с настоящими волосами и эмалевыми глазами.

Весь день это чудо красовалось на витрине, к изумлению прохожих не старше десяти лет. Но во всём Монфермейле не нашлось ни одной настолько богатой или расточительной матери, чтобы купить эту куклу своему ребёнку. Эпонина и Азельма часами любовались ею, да и сама Козетта, правда украдкой, нет-нет, да и взглядывала на неё.

Даже в ту минуту, когда Козетта вышла с ведром в руке, мрачная и подавленная, она не могла удержаться, чтобы не посмотреть на дивную куклу, на эту «даму», как она называла её.

Бедное дитя замерло на месте. Козетта ещё не видала этой куклы вблизи. Вся лавочка казалась ей дворцом, а кукла — сказочным видением. Это был восторг, великолепие, богатство, счастье, возникшее перед маленьким жалким существом, поверженным в нужду.

Козетта понимала, какая пропасть отделяет её от этой куклы. Она говорила себе, что надо быть королевой или по меньшей мере принцессой, чтобы играть такой вещью. Она любовалась чудесным розовым платьем, роскошными блестящими волосами и думала: «Какая счастливица эта кукла!» И девочка не могла отвести глаз от волшебной лавки. Чем больше она смотрела, тем сильнее изумлялась»

Такую же куклу непременно хотела и я! Холодные пластмассовые куклы немецкого происхождения меня cовсем не радовали и забытые, они тихо сидели по углам моей комнаты. Но однажды я узнала, что “никогда не поздно иметь счастливое детство”, я осознала, что второе детство зависит исключительно от меня! Я пригласила свое детство в свою взрослую жизнь и теперь “оно” продолжает жить рядом.

Теперь же у меня большая и редкая коллекция фарфоровых кукол, многие из которых в единичном экземпляре или единственные в России. Я покупала их на иностранных аукционах, знакомилась с крупными коллекционерами, посещала многочисленные выставки. У каждой из фарфоровых красавиц свой коллекционный номер и cвоя история. Одни – романтичные, c задумчивым взглядом, другие – с ярким характерным выражением лица и легкой насмешливой улыбкой. Многие из них настоящее произведение искусств. Но одна из них та, которую видели Козетта и я: c широко распахнутыми глазами, фарфоровой бледностью кожи, тугими золотыми локонами, в белоснежном платье с кружевами и воланами.

Любовь к фарфоровым куклам не знает времен и возраста. Фарфоровые красавицы привлекали внимание еще с древних времен. Позже фарфоровых красавиц изготавливали в Англии, Германии и Франции. В Российскую Империю их выписывали из Франции и такие куклы были роскошью и дорогим удовольствием. Они и сегодня стоят не дешево, а стоимость особо ценных доходят до десятков тысяч долларов. С куклами в руках запечатлены многие аристократки и принцессы того времени. На картине К.Маковского держит нарядную красавицу Великая Княжна Мария Николаевна, на фотографиях начала XX века мы видим дочек последнего русского царя с куклами.

Cегодня кукол я больше не приобретаю, cчитаю, что 100 – отличная цифра для хорошего коллекционера, но окруженная их изысканной фарфоровой красотой, я наполняюсь радостью и от этого становлюсь немножечко счастливее , как маленькая девочка Козетта.


Виктория Двойнишникова


Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Scroll Up